af1461 (af1461) wrote,
af1461
af1461

Мангазея

     По сибирским меркам, Таз – не особо крупная река. К тому же, в сравнении с обскими, ее берега сегодня выглядят почти девственно пустынными: на протяжении более 300 км километров, отделяющих устье Таза, где стоят поселки Тазовский (райцентр), Газсале и Тибейсале, до другого райцентра – поселка Красноселькуп, населенных пунктов не встретишь. Но есть на этом отрезке водного пути урочище, представляющее собой предмет особой гордости местного населения: проплывая мимо него, экипажи судов салютуют протяжной сиреной. Урочище расположено в устье небольшой речки - правого притока Таза, близ практически заброшенного поселка Сидоровск. Ненцы называют это место Тахаравыхард – «Разрушенный город», а в исторических источниках оно известно как Мангезея.

     Еще в XIV веке поморы именовали местность к востоку от Оби «Мангазеей» - по названию одного из местных самодийских племен. Чуть позже появилось название «Златокипящая Мангазея» - из-за богатств этого края, прежде всего пушнины. Позднее так стали называть и город. Удачный рейс в эти края, занимавший обычно два года, мог обеспечить какого-нибудь устюгского купца на долгие годы. Во второй половине XIV века на р.Таз, около впадения маленькой реки Осетровки, появилось небольшое зимовье и промысловый стан. Сюда приходили на морских судах – кочах с запада, с Онеги, Двины, Пинеги, Мезени за соболевыми и куньими шкурками, моржовым клыком, мамонтовыми бивнями.

     Богатый край не мог долго оставаться вне сферы интересов государства. Уже в 1600 году из Тобольска с целью основания городка-крепости на р.Таз были посланы князья Мирон Шаховской и Данила Хрипунов с сотней казаков. Судьба этой экспедиции была печальной – после того, как в шторм на Тазовской губе несколько кочей было разбито, отряд подвергся нападению воинственных ненцев, отбросивших тобольцев назад к Оби. В следующий, 1601 г, новый отряд Василия Мосальского и Савлука Пушкина все-таки поднялся по р.Таз, и в начале лесной зоны, на месте промыслового зимовья, поставил Мангазейский острог.

     Острог стоял на высоком холме. Там располагались воеводский двор, съезжая изба (в которой велись дела) и тюрьма. Вскоре около него стал образовываться посад – избы промышленников, амбары, ремесленные постройки. Богатство этого края как магнитом притягивало людей – каждый год несколько караванов, за короткую летнюю навигацию, приходило сюда с запада путем, известным как «Мангазейский морской ход». Шли вдоль полярного побережья, переваливаясь через Ямал по волоку между реками Мутная и Зеленая (ныне – Мордыяха и Сеяха) чтобы не обходить его северную оконечность, обычно закрытую льдами. В Мангазею везли продукты, металлические предметы, обменный материал для местного населения (ножи, зеркала и бусы). Назад кочи уходили на следующий год, после зимовки, нагруженные мехами. Так как меха весили гораздо меньше, нередка была ситуация когда из трех пришедших кочей один продавали в Мангазее – многие постройки города были сделаны из кочевых досок и бревен.

     Уже к 1610 г. острог был заменен деревянным кремлем с четырьмя угловыми башнями и одной проезжей. Мудрые строители отделили его от посада свободным от строений 40-50 метровым полем, что впоследствии спасло посад от пожара в кремле, а кремль – от пожаров в посаде. В отличие от других подобных поселений Сибири, мангазейский посад не был огражден тыном – местные жители явно не пытались напасть на Мангазею (во всяком случае, в ее истории не известно ни одной подобной попытки).

     В 1619 г. царь Михаил Федорович, обеспокоенный бесконтрольными плаваниями англичан и голландцев в Белом и Баренцевом морях, а также их торговлей с поморами, запретил под страхом смерти плавание вдоль полярного побережья. На Ямальском волоке был поставлен отряд стрельцов, рубивший головы всем, кто пытался этим путем достичь Мангазеи. Запрет морского плавания изменил условия существования города. Пришлось налаживать снабжение с Оби, из Верхотурья и Тобольска, удлинился и усложнился путь к Мангазее. Со временем проблемы были решены, и этот северный «непашенный» город снова стал снабжаться так, как снабжался сам Тобольск: удивленные археологи находят ямы, забытые скорлупками лесного ореха (лещины), сливовыми и вишневыми косточками. Впрочем, вывозить «мягкое золото» стало менее выгодно, и впоследствии этот фактор сыграл свою роль в истории Мангазеи.

     По разным данным, постоянное население Мангазеи составляло до 1200 человек, причем зимой как минимум удваивалось за счет зимующих между походами с «большой земли» и обратно. Десятки кочей из разных городов стояли вдоль берега р.Таз, по ее притокам – Ратиловке и Осетровке. Сбором ясака с местного населения и податей с купцов Мангазея довольно ощутимо пополняла московскую казну.

     Несмотря на трудность и явную неэффективность, в заполярных условиях разводили кур, коров, лошадей. Улицы посада были замощены досками, что для заполярных русских поселений в то время было несомненной редкостью. В свободное время мангазейцы играли в зернь (кости) и даже шахматы. Правда борьба с азартными играми (в число которых шахматы тоже входили) в то время велась едва ли не более жестко, чем в наше время: играть можно было только в банях, или специальной избе на окраине посада. К нарушителям этого порядка применялись различные наказания, а сами предметы игр отбирались и сбрасывались в специальную яму около приказной избы. Эту яму нашли при раскопках, результатом чего является крупнейшая коллекция средневековых шахматных фигурок.

     В истории Мангазеи был только один случай, когда ее крепостные орудия по-настоящему заговорили. Первое время в Мангазею назначали не одного воеводу, а сразу двух – считалось, что один человек с таким сложным хозяйством не справится. В 1629 г. в город прибыли очередные двое воевод – Андрей Палицын и Григорий Кокорев. Их связывали старые разногласия, которые во время пребывания в Мангазее вылились в открытую вражду. Кокорев со сторонниками занял кремль, Палицын – посад. Трехлетняя борьба воевод с применением пушек и пищалей привела к тому, что значительная часть посада (гостиный двор, купеческие амбары и т.д.) была разрушена. Встревоженный многочисленными жалобами-доносами царь отрядил тобольского дьяка изучить ситуацию на месте, а Палицына и Кокорева отозвал в Москву. Они не понесли никакого наказания, однако после этого случая в Мангазею стали назначать только одного воеводу.

     После отъезда сварливых воевод город довольно долго залечивал раны, но новый удар был нанесен ему катастрофическим пожаром 1642 г., в котором сгорел кремль вместе со всеми постройками. После пожара кремль был восстановлен на том же самом месте.

     Причина оставления Мангазеи населением до сих пор достоверно не установлена. Запрет морского пути сыграл здесь свою роль, но он не был определяющим. Высказываются предположения что поголовье пушного зверя в бассейнах Пура и Таза уменьшилось из-за интенсивного промысла, а как транзитный транспортный узел с Енисея на Обь Мангазея была не очень удобна. Возможно, что на это наложилось и обострение отношений с местными племенами. Так или иначе, в 1672 году стрелецкий гарнизон был переведен на Енисей, где была основана Новая Мангазея (район нынешнего г.Туруханск). За стрельцами последовали и жители посада. Река Таз опустела.

     В приполярном климате здания города разрушались очень долго. Некоторое время после того, как Мангазея была брошена, на этом месте стояло ясачное зимовье, потом рыбацкий стан. Еще в начале XX века на городище можно было увидеть остатки стен и одну башню. Сейчас на месте Мангазеи – покрытая редкими деревьями и высокотравьем поляна. Нетронутые археологами обвалившиеся здания посада образуют небольшие холмики, внизу которых под травой можно обнаружить несгнившие еще бревна нижних венцов срубов. Продолжается начатое в 1960-х годах экспедицией М.И.Белова археологическое изучение этого места.

     Если вам доведется побывать в Мангазее, обязательно посмотрите на нее с реки – на стройные ели на высоком обрыве. Представьте на месте их башни и стены кремля, а правее – там, где берег понижается к устью Мангазейки (так теперь называется Осетровка) – здания посада с высокой башней гостиного двора, украшенной часами.

     Мангазея прожила короткую для города жизнь – всего 71 год. Но ее значение для освоения огромных пространств севера Сибири трудно переоценить. Крупнейшие в мире газовые месторождения – Уренгойское, Медвежье, Заполярное, Русское, находятся на территории России. И в этом немалая заслуга принадлежит забытому ныне маленькому заполярному городу.

     Будут еще праздники на мангазейских улицах – путешественников, археологов, туристов. Счастлив будет тот, кто увидит ее великолепные руины!



Мангазейское городище в 2007 г.


Бревна кремля.


Реконструкция Мангазеи, выполненная экспедицией М.И.Белова.


Столб на слиянии Таза и Мангазейки.


Древняя гавань. Раньше уровень воды был выше, и здесь стояли поморские кочи.


Следы раскопок.


Более вкусной красной смородины мы не встречали за все время экспедиции.


Извлеченная археологами деталь коча - форштевень или ахтерштевень. Длина около 2 м, вес более 100 кг.


Доски бортового набора в кочах пришивались еловым корнем.


Таким видели Таз мангазейские воеводы.


Берег под городищем. Здесь иногда можно найти монеты и другие предметы.


Эрозия берегов разрушает Мангазею. Выходящая на реку стена кремля вместе с двумя башнями уже обрушилась в реку. По всему берегу попадаются торчащие из обрывов бревна и доски.


Лагерь археологов. Эта группа работает на Мангазее уже седьмой год.


Крест на месте главного храма Мангазеи - Троицкой церкви.


Общий вид городища.


Бревна кремля.


Иногда можно найти вырубы, по которым складывались постройки.


Это поле отделяло кремль от посада.


Здание разрушено, но под слоем травы можно еще увидеть несгнившие бревна нижних венцов.


Закат над островом.


Вид Мангазейского городища с реки.


Кремль. Вольная реконструкция )
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments