af1461 (af1461) wrote,
af1461
af1461

Путь "Святого Георгия"

     Эта необычная история началась почти сто лет назад. В январе 1914 года находившийся в Петербурге директор фирмы «Фиат» предложил Морскому министерству России приобрести одну из строившихся на верфи в Специи подводных лодок. Предложение было принято, 22 мая 1914 г. был заключен контракт на приобретение лодки, предусматривающий переход лодки под итальянским флагом в Севастополь, где должна быть произведена окончательная приемка лодки и передача ее Российскому флоту. 22 июня она была спущена на воду.

     Лодка проходила заводские испытания под номером N-23, так и не получив официального названия. Однако в сентябре 1914 года, когда лодка вышла в море для испытания радиотелеграфа, случилось нечто невероятное. Отставной лейтенант итальянского флота Анджело Беллони угнал лодку! Как это произошло — и по сей день остается неизвестным. Итальянцы по вполне понятным причинам хранят молчание. Бравый лейтенант заявил, что сделал это, чтобы поднять на лодке российский флаг и вступить в войну против Австрии.

     В неловком положении оказались все причастные стороны. Беллони привел свой трофей на Корсику, в порт Аяччо. Вскоре начальник Генмора адмирал Русин получил от российского морского агента из Бордо экстренную телеграмму:
«Подводная лодка, заказанная Россией заводу «Фиат», похищена итальянским мичманом запаса Анжело Беллони без ведома фирмы и правительства, чтобы идти сражаться в Адриатическое море под флагом России или союзной державы, пожелающей ее купить. Подводная лодка, совершенно готовая, со штатской командой, пришла на Корсику под коммерческим флагом, чтобы уведомить русское и французское правительства о своем поступке. Подводная лодка идет на Мальту ожидать решения России и в случае отказа всех союзников будет возвращена заводу. Прошу сообщить русскому правительству и просить его ответа. Дмитриев».

     Русин ответил телеграммой:
«Похищение подводной лодки совершенно неожиданно для нас. Итальянец нам неизвестен. Так что не исключена, возможность авантюры, предпринятой нашими врагами, хотя бы для Турции. Предложите французскому правительству перекупить лодку у нас. Цена 1815000 франков. Выпускать лодку с неизвестной командой не следует. Лучше задержать ее немедленно и отправить под конвоем в Тулон».

     Скандал разгорался. Французы от предложения открестились и арестовали лодку в Аяччо. Итальянцы запротестовали против нарушения нейтралитета, и лодка была возвращена фирме. В итоге она вошла в состав итальянского флота под названием «Аргонаута».

     Когда Италия все-таки вступила в войну, то в 1915 году на той же верфи Россия заказала лодку взамен похищенной. Она была построена под названием F-1, но в русском флоте получила название «Святой Георгий». В 1917 году, в период штормов, лодка под командованием лейтенанта И.И.Ризнича – одного из основателей русской школы подводного плавания, совершила переход через Гибралтар, Лиссабон и Плимут в Архангельск.

     13 июня она покинула Специю. После захода в Геную корабль взял курс на Гибралтар. Начиналась опаснейшая одиссея русских моряков, поведших подлодку вокруг Европы.

     Уже в океане на корабле вышел из строя мотор-генератор компаса. Тогда же была сделана запись в навигационном журнале: «Зайдя за мыс Сан-Винсент, встретили свежий норд. Зыбь крупная, сильно заливает. Подводная лодка принимает много воды»... Однако командиру удалось вывести «Святого Георгия» из штормовой полосы и благополучно привести его в Лиссабон. На рейде этого города лодка стала 6 июля.

     Здесь морякам пришлось перебрать и просушить моторы корабля, перископы. После Лиссабона предстоял самый опасный участок маршрута - переход в Англию. Шла война, и все подходы к Британским островам блокировались немцами. Пять суток русская лодка пробивалась через штормовой Бискайский залив. Им откровенно везло: удачно обошли минные поля, а торпеда, пущенная кайзеровской подлодкой, прошла у них за кормой.

     24 августа «Святой Георгий» оставил главную базу британского флота в Скапа-Флоу и взял курс к норвежским берегам. У мыса Нордкап подлодка попала в жестокий шторм. Ризнич приказал остановить дизель и задраить верхний люк. Всю ночь «Святой Георгий» пытался держаться носом против волны, «выгребая» на электромоторах. Кое-кто из команды уже начал переодеваться в чистое белье, чтобы, как водится, принять свою смерть в океане, но и здесь русские моряки в конце концов перебороли стихию. 9 сентября они прибыли в Архангельск.

     Морской министр России адмирал Вердеревский в приказе по флоту записал: «Этот блестящий, исключительный по условиям плавания переход лодкою малого водоизмещения в осеннее время свыше 5.000 миль через ряд зон расположения германских подводных лодок, минных заграждений наглядно показывает, что офицерам и матросам, сплоченным взаимным уважением и преданным своему делу, не страшны не только поставленные врагом всевозможные преграды, но и сама стихия. Родина вправе будет гордиться беспримерным в истории подводного плавания переходом подводной лодки малого водоизмещения из Италии в Архангельск».

     Весь экипаж корабля был награжден медалями, а командир И.И. Ризнич получил орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и с бантом, а также и повышение в звании - капитан II ранга.

     Вахтенный журнал "Святого Георгия" обрывается в ноябре 1917 года. Из последней записи можно понять, что лодка стоит на ремонте в Архангельске, что запчасти в портовых амбарах Соловецкого монастыря растащены, что обогревный пар на корабль подавать перестали... А через три месяца "Святой Георгий" вступил в самую бурную пору своей жизни. 17 февраля 1918 года его экипаж перешел на сторону Советской власти.

     Всего лишь полгода развевался над кораблем андреевский флаг. Семь лет "Святой Георгий", переименованный в "Коммунар", нес службу в Рабоче-Крестьянском Красном Флоте. В августе 1918 года в Архангельск вступили английские интервенты. Многие корабли флотилии Северного Ледовитого океана были захвачены и уведены в Англию. Но "Коммунар" оставался верным присяге пролетарской республике. Экипаж увел подводную лодку вверх по Северной Двине, а затем, приведя ее в негодность, выбросил на отмель. Лишь с воостановлением Советской власти в Беломорье "Коммунар" снова вступил в строй. Правда, на этот раз как учебное судно. 5 июля 1924 года потрепанную в боях гражданской войны подводную лодку сдали в Архангельский порт. Имя "Святого Георгия"-"Коммунара" было исключено из корабельного списка. Из списка, но не из истории. Корпус разоруженной субмарины Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН) использовала в качестве судоподъемного понтона. Какая необычная судьба у этой подводной лодки: вместо того чтобы топить корабли, она поднимала их со дна морского!

     А вот следы кавторанга Ризнича безнадежно терялись в пореволюционном Архангельске. Можно только предположить, что он погиб в февральские дни 1918 года. Никаких сведений о нем в последующие годы нет...

     Ризнич был удивительным человеком, из плеяды первых русских подводников. Задолго до перехода «Святого Георгия» он разрабатывал тактику и стратегию операций подводных лодок, его перу принадлежат в частности следующие строки:
"Верно сравнивают положение эскадры , атакующей берег, где есть подводные лодки, с положением человека, попавшего в комнату, полную змей. Но и то положение человека лучше, чем положение эскадры, так как он видит этих змей, но оно было бы много тяжелее, если бы он еще их не видел". "Подводная лодка при сравнительно мелких недостатках обладает настолько крупными достоинствами, как неуязвимость и невидимость, что нужно ее считать необходимой для морской войны в большинстве случаев... Для пользы России остается только пожелать процветания этого дела, которое даст ей... спокойное чувство за собственную безопасность".

     Перелистав морские журналы начала века, легко было убедиться в том, что Ризнич своими острыми статьями, лекциями и книгами приобрел известность еще в предвоенные годы. Он не побоялся выступить с резкой критикой Морского миниcтерства, сделавшего ставку в судостроительной программе на устаревшие линейно-броненосные корабли. Ему этого не простили и постарались побыстрее уволить в запас. Целых шесть лет бывший морской офицер, опытнейший специалист подводного плавания был не у дел, влачил полуголодное существование, но отстаивал "идею мощного подводного флота России".

     С началом первой мировой войны лейтенант Ризнич по общей мобилизации был призван на Балтику. Назначая его на "Святой Георгий", этот почти обреченный корабль, Морской генеральный штаб явно надеялся избавиться от вольнодумца благовидным путем...


При написании данной статьи использовались материалы очерков Н.Черкашина, благодаря которым в свое время я заинтересовался историей "Святого Георгия", да и подводным флотом вообще.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment