af1461 (af1461) wrote,
af1461
af1461

Тайна гибели группы Клочкова

     Случаев бесследного исчезновения туристических групп не так много. Конечно, люди попадали под лавины, осыпи и бураны, но почти всегда оставался в живых хоть кто-то, и открывал другим картину произошедшей трагедии. Одним из самых ярких случаев является гибель группы Клочкова на Памире в 1989 году.

     Далее привожу фрагменты из статьи Е.Буянова, долгое время занимавшегося историей этой трагедии:

     7 августа 1989 года они не вышли в контрольный срок и сигналы тревоги начали расходится от ленинградской контрольно-спасательной службы (КСС) по телефонам спасателей между Ленинградом и Душанбе и дальше между Джиргиталем и Ляхшем.

     Облеты района на вертолетах начались уже 8-го августа, а 13 августа первые поисковые группы достигли ущелий Муксу и Суграна.В поисках принимало участие 54 человека.

     Район поиска - квадрат гор Центрального Памира со стороной около 15 км (примерно 200 кв.км), изорванный скалистыми гребнями высотой до 6000 м, глубокими ущельями и каньонами, обрывами морен и ступенями ледопадов...

     В пропавшей группе было 6 участников: Петр Клочков (руководитель), Ирина Лебедева, Евгений Вол, Леонид Локшин и супруги Хрустовские - Ольга и Ростислав.

     Для сложной горной "пятерки" состав этот был минимальным (меньшее количество участников запрещено), причем в последний момент, перед выездом в горы, один из участников группы отказался от похода и руководитель без разрешения КСС уговорил пойти в поход Женю Вола, самого молодого участника группы (19 лет). Женя не имел необходимого походного опыта: до этого он участвовал только в "двойке".

     Остальные участники в возрасте около 24 лет были уже достаточно опытными туристами, но в поход по Памиру и на такие высоты шли в первый раз.

     Поиски велись до 9 сентября. Путеводной нитью спасателей были копия маршрутной книжки и показания участника, не ушедшего в поход. Ориентированные на начало первой и второй половины маршрута пропавшей группы, спасатели быстро установили, что группа "потерялась" на первом участке. Небольшие группы, снабженные радиосвязью, и перебрасываемые на вертолетах, обследовали ущелья Суграна, Шагазы, Вера, Бырс, Хадырша, Шапак, ШиниБини. Активно проводились облеты, просмотры и фотографирование всех участков маршрута, на которых могла произойти авария.

     Выход группы Клочкова на активную часть маршрута начался во второй половине дня 14 июля, когда она достигла высокогорного поселка Мук в ущелье реки Муксу. Взяв часть продуктов и горючего на вторую половину похода, туристы сделали радиальный выход к леднику Шагазы. Заброска была оставлена примерно в двух километрах ниже "языка" ледника. Она была обнаружена поисковой группой Королева 15 августа, уже на третий день поиска. Ее однозначно идентифицировали по упаковкам и нескольким предметам одежды и снаряжения. При обнаружении заброски круг поиска замкнулся упомянутым квадратом Памира: стало ясно, что, во-первых, группа "потерялась" на первой половине маршрута и, во-вторых, что, если с группой произошла авария, то с момента этой аварии прошло уже около 20 суток и ... никаких вестей! Вероятность спасения уменьшилась...

     Совершив небольшой подъем по отрогу, разделяющему ущелья Бырс и Хадырша, группа Клочкова должна была перейти на боковой отрог, разделяющий ущелья Иргай и Хадырша и пройти около километра по этому гребню, оставляя слева крутой обрыв в долину Иргая и мощные ледосбросы над верховьем ледника Тамаша - левой, боковой ветви ледника Хадырша. Затем склон позволяет относительно безопасно спуститься вправо, на пологую часть ледника Тамаша и двигаться вдоль его левого края. На этом участке группа Курицина обнаружила засыпанные снегом следы, которые потерялись перед выходом на бесснежную часть ледника. Скорее всего это были следы группы Клочкова: как явствовало из ее записки на перевале Рыжий, предыдущая группа проходила перевал год назад. Конечно, в течение десяти дней перевал могла пройти еще одна группа, оставить следы на леднике, не снять и не оставлять записку, но такое стечение обстоятельств слишком маловероятно. Перевал труднодоступен, относительно малоизвестен, посещается достаточно редко, да и найти эту группу не удалось. Дальнейший спуск по леднику Тамаша имел два технических участка, на которых могла произойти авария. Но по отзыву руководителей всех поисковых групп. обследовавших ледник Тамаша, масштабной аварии с "накрытием" группы из шести человек здесь произойти не могло. Такая авария могла произойти только в самом верховье ледника Тамаша выше обнаруженных следов. Туда, под мощные ледосбросы, группе идущей на спуск, подниматься было незачем. Авария произошла не здесь. Вряд ли группа спустилась с ледника Тамаша в тот же день. Скорее всего она закончила спуск 19-го июля и в тот же день постаралась подойти по леднику Хадырша, обогнув отрог у правого края ледника Тамаша. Начать подъем на перевал Хадырша 19-го, безусловно, не удалось: штурмовать такой сложный перевал на исходе дня - совершенно безнадежная затея. Группа могла только углубиться в ледопад на подходе к перевалу или сделать часть обхода ледопада. Подъем на перевал Хадырша был начат не ранее 20-го июля.

     На следующем, весьма сложном участке у группы Клочкова не было запасного варианта: она должна была пройти перевал Хадырша по очень мощному и крутому снежно-ледовому ребру, преодолев по вертикали свыше 2000 м до высоты перевала 5300 м. Это ребро по перепаду высот и сложности чем-то напоминает ребро Бородкина (4000-6000 м, с ледника Вальтера на Памирское фирновое плато), хотя абсолютная высота его несколько меньше. Далее, высотным траверсом группа должна была подняться на пик Шапак (5967 м), спуститься на седловину перевала Восточный Бырс, перевалить через вершину 5622 м и сойти по гребню на перевал Шапак (5380 м). Затем - спуск по ущелью Шини-Бини с выходом в долину Суграна немного выше того места, откуда группа начала поход (ущелья Шини-Бини и Бырс - соседние правые притоки Суграна. Отсюда были заявлены два варианта пути: основной через перевалы Скалистый и ПКТ, либо запасной - с ледника Вера через перевал Шагазы (2Б, 4680 м). Оба пути приводили к заброске ниже ледника Шагазы. Спасатели активно искали следы группы в районе перевала Скалистый и на леднике Вера. По сообщению группы из Невинномысска с перевала ПКТ в самом конце июля была снята записка, датированная прошлым годом. Каких-либо признаков пребывания группы Клочкова найдено не было. На леднике Вера был обнаружен след крупного ледового обвала. Возникло подозрение, что группа могла попасть под него...

     Можно предположить, что группа дошла до ледника Вера и пошла по запасному варианту (особенно в случае опоздания). Однако в этом случае она должна была оставить свои записки на высотном траверсе (три перевала и две вершины) и, вероятно, повстречать какую-либо группу в ущельях Шини-Бини и Сугрансу. Выяснилось, что в это время - с 21 по 23 июля по Шини-Бини поднимались группы Кирсиса (Рига) и Манерного (Томск). Группу Клочкова они не встречали. Группа спасателей во главе с Олегом Пановым одолела подъем на перевал Хадырша, но записки Клочкова не обнаружила: на перевале и на вершине 5622 были записки, датированные прошлым годом. По свидетельству других групп записки Клочкова не было ни на пике Шапак, ни на перевалах Восточный Бырс и Шапак. Быть может, наша информация и не была полной и какая-то группа сняла записку Клочкова с участка высотного траверса. Пока же напрашивается вывод: ГРУППА КЛОЧКОВА НЕ ВЫШЛА НА ПЕРЕВАЛ ХАДЫРША, т.е. авария произошла на подъеме к перевалу, либо еще раньше, на подходе. Зона поиска резко сужается.

     Подход к перевалу Хадырша по леднику и моренам вначале несложный и безопасный. Но выход к подъемному ребру заперт мощным ледопадом с ледосбросом под ребром. Обход мощных разрывов возможен и слева и справа; обычно выходят справа, на уровне верхнего плато ледника Хадырша. Прохождение ледопада, особенно при не очень удачном выборе варианта и в плохую погоду может отнять сутки и более (по опыту спасателей, исследовавших ледопад). Возможность аварии? Но высота здесь относительно невелика (около 3500 м) и ветер не так опасен... Поэтому авария здесь могла произойти только вследствие достаточно мощного обвала ледопада или срыва всей группы в ледовую трещину. И то и другое возможно, но вероятность таких исходов представляется очень небольшой. В средней части ледопада есть крупный ледосброс с обвалами льда, но по этому участку ледопад обычно не проходят, это тактически нецелесообразно...

     Следующий участок подъема на перевал Хадырша сложен и потенциально опасен, поскольку крут и местами, особенно в правой части, пролегает по лавинным желобам с нижней части ребра, куда группе предстояло выйти. Возможность аварии здесь в результате схода лавины, особенно в условиях жесткой непогоды, представляется весьма вероятной. Это могло случиться и при попытке выхода на ребро и при попытке отступления с ребра (например, из-за непогоды) и при неудачной установке бивака на пути схода лавины.

     Период непогоды в тот момент был... Кроме того, в ночь с 19 на 20 июля и с 21 на 22 июля по данным института физики Земли имели место два несильных замлетрясенья (волна одного докатилась из Гиндукуша). На Памире такие землетрясенья не редкость, но здесь важно определенное время и сопутствующие обстоятельства. Даже несильное землетрясенье после снегопада может вызвать массовый сход лавин. Чуть позже, 24 июля в соседнем ущелье Бырс, на перевале Южный Бырс произошла авария: в результате схода снежной лавины-"доски" погиб участник одной из московских групп и для спасательных работ сюда немного позже подошла группа из Балашихи (Моск. область). Уже этот случай говорит о том, что снежная обстановка в районе была очень опасной.

     После выхода на ребро лавинная опасность уменьшалась, но на верхнем участке ребра она вновь возрастала. Здесь группе, не прошедшей до конца процесс высотной акклиматизации, предстоял тяжелый подъем с троплением глубокого снега, включая свежевыпавший. Непогода и ветер здесь, на большой высоте, являются очень опасными. Как показывает печальный опыт целого ряда аварий (например, аварии женской команды альпинисток в 1974 году на пике Ленина), положение группы на большой высоте в условиях суровой непогоды является очень неустойчивым, критическим. Даже через пуховки ураганный ветер способен за 1-3 часа вызвать летальное переохлаждение организма, серьезно ослабленного гипоксией (кислородным голоданием из-за высоты). Полумокрая метель опаснее леденящей!... Не исключено, что пик непогоды застал группу уже на ребре и ее положение быстро стало критическим, поскольку опасно было и спускаться выше, и подниматься, и останавливаться. Отсутствие видимости в "белой мгле", пронизывающий ветер, хлещущий в лицо острыми иглами или мокрыми хлопьями, глубокий снег и быстрое истощение сил... В такой обстановке роковые ошибки начинают совершать даже самые опытные туристы, если опыт и осторожность не помогли им вовремя отступить. Иногда туристы не сразу осознают, в насколько опасной ситуации они находятся. Так было с группой Сергея Левина на Эльбрусе в мае 1990 года. Эта группа, достаточно сильная и опытная, готовилась к походу по Памиру с поиском группы Клочкова и частично по его маршруту. После анализа и тщательной проработки Левин, в частности, оценивал вторую часть маршрута Клочкова как "авантюру". Большая часть группы Левина вместе с руководителем погибла в жестокую непогоду. Об этой аварии - отдельный разговор, но какое-то внутреннее чувство заставляет провести эту аналогию. Оба случая одинаково трагичны, каждый из них по-своему загадочен и есть между ними какой-то общий злой рок: поисковая экспедиция 1990 года не смогла взойти на перевал Хадырша и пройти высотный траверс (заявленный Клочковым), в частности, из-за отсутствия сильной группы Левина...

     Состав группы Клочкова по крайней мере ФИЗИЧЕСКИ не был сильным: две девушки и один молодой, не имеющий достаточного опыта участник. Тем не менее руководитель отважился на поход в самом высокогорном районе страны с фактическим включением участков первопрохождения на той категории трудности, которую участники группы еще не освоили, по крайней мере на памирских маршрутах. Участок траверса фактически был первопрохождением, а перевал Хадырша по старому классификатору оценивался как "3А со звездой" ("звезда" "подвешивается" либо за дополнительную сложность, либо за повышенную опасность) и "звезда" в новом классификаторе, вероятно, была снята напрасно. Явной тактической ошибкой было на 6-7 день похода начинать штурм шестикилометровой высоты: на памирских высотах это можно делать только на 10-11 день похода при нормальном физическом состоянии участников. Подспудно мог давить и промах с отсутствием запасного варианта для обхода перевала Хадырша: обход в условиях непогоды мог стать необходим. Был ли вариант обхода проработан, - остается загадкой. Ясно, что руководитель стремился пройти именно перевал Хадырша, тем более что участок траверса через две вершины был технической "изюминкой" похода, существенно увеличивающей спортивный вес маршрута в случае успеха.

     Возможны, конечно, и такие причины аварии, которые не были логически связаны с перечисленными. Например, под группой мог оборваться карниз на гребне. Возможна и цепочка из аварий с отдельными участниками. Однако цельный анализ всех собранных обстоятельств и фактов показывает, что подобные исходы менее вероятны (в ходе анализа и поисков был проработан целый ряд версий случившегося и здесь приведены только главные версии и факты). Похоже, что в момент аварии группа не была разобщена, иначе ее следы было бы легче обнаружить.

     Случай очень сложный, неординарный. "Накрыть" группу лавиной, обвалом или снегопадом могло очень "плотно" (слоем в несколько метров) из-за масштабности памирского рельефа. Примерно в то же самое время мы проводили поиски на Центральном Тянь-Шане, хребет Сарыджас. Там было точно известно, в какой лавинный конус упали два туриста, но найти их тела в результате долгих поисков так и не удалось. В последнем случае, как и в большинстве других, авария является следствием слагаемых цепочки: тактическая ошибка (ошибки; здесь было: выбор неизученного, нестандартного пути спуска) + техническая ошибка (ошибки; здесь было: отсутствие самостраховки у трех туристов на крутом склоне большой крутизны, в снежном кулуаре) + объективный фактор (нередко, случайные обстоятельства, действия, проявления природы; здесь была небольшая снежная лавина, сорвавшая двух туристов в кулуар). Иногда, правда, отдельные слагаемые отсутствуют. Например, чтобы попасть под лавину, надо оказаться на ее пути: тактическая ошибка и лавина должна сойти: объективный фактор. Подрезка склона: техническая ошибка, - добавляет третье слагаемое. Опыт, однако, подсказывает, что чем крупнее авария, тем сильнее проявляется эта логика, при увеличении масштаба аварии влияющих факторов оказывается больше и удельные веса слагаемых цепочки как-бы выравниваются. В случае с группой Клочкова первое и третье слагаемые просматриваются, но только их для такой крупной аварии еще мало. Возможно, группа была "затянута" в ситуационную ловушку, возникшую в результате указанных промахов (частично заложенных в плане похода), не слишком сильного состава группы, объективных факторов непогоды и тех тактических и технических ошибок уже на маршруте, о которых пока ничего неизвестно. Чем труднее ситуация и больше давление внешних обстоятельств, тем проще совершаются эти ошибки... Если вовремя не отступить, не спасут ни самые высокие чемпионские звания, ни самый большой походный опыт. Расплата в данном случае была роковой ... Для нас катастрофа группы Клочкова должна стать еще одним уроком.

     В предполагаемый период аварии (20-23 июля) в районе совершали путешествия несколько групп. Большая часть установленных нами групп совершала здесь походы чуть позже: в конце июля. Зафиксированы маршруты и получены данные от групп из Москвы (руководители: Цой, Костин, Деянов, Степков), Горького (Курицин), Минска (Москалев), Симферополя (Чесноков), Тулы (Макаров), Риги (Кирсис), Томска (Ждудько, Манернов), Днепропетровска (Куликов), Краснодара (Дубинин, Левченко). Нам известно о наличии нескольких групп, с которыми связаться не удалось: из Шевченко (Паршин), из Душанбе (Елентеев), из Омска (Новиков). От некоторых других групп была получена небольшая дополнительная информация (в основном о погодных условиях в районе, в различных ущельях). Может быть, кто-то сможет добавить, может кто-то встретил их на маршруте. Главное, точно неизвестно, какая погода была в ущелье Хадырша 19-23 июля (24-го в районе была ясная, солнечная погода, а затем опять переменно) и проходил ли кто в это время перевал Курай-Шапак. Может быть, кто-то обнаружит вторую заброску группы Клочкова на Сугрансу (в районе "языка" ледника Бырс): карамель Студенческая, сухари мелкие в чулках и кальке с перевязкой зеленой ниткой, крупы в чулках, часть продуктов в черных геологических мешочках с завязками, супы в пакетах (свекольники, мясной, московский, суп-пюре картофельный), перевязанные синей или прозрачной изолентой крестнакрест, масло в отечественных банках из-под растворимого кофе, шоколад "Особый", стеклянные баночки с домашней приправой, блестящие пакеты от "Шрота" (сублимированное мясо). Группа имела две палатки: каркасную юрту и двускатную "памирку". Рюкзаки и одежда капроновые, яркие.

     Пока все причины этой тяжелой аварии не видны из-за малого количества собранной информации. Достаточно ясным мне кажется то, что Клочков спланировал маршрут, который был явно не по силам его группе. А график маршрута не соответствовал особенностям памирского рельефа, он был слишком напряженным… Техническая и физическая сложность участка подъема на перевал Хадырша вместе с недостаточной акклиматизацией участников группы и с периодом суровой непогоды сложились в аварийную цепочку. Могли сказаться какие-то неожиданные проявления стихии, например, удар локального землетрясенья. Что с ними случилось, - лавина, замерзание, групповой срыв, или что-то иное, пока можно только гадать...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments