af1461 (af1461) wrote,
af1461
af1461

Мертвая земля

     За полвека эта земля не родила ни травинки. Все живое сторонится этих мест. Даже спустя 60 лет здесь стоит неприятный удушливый запах. Во время дождей зловоние разносится далеко по степи. Железнодорожная станция Акдала для жителей города Арысь и соседних с ней аулов стала символом смерти.

     О том, что происходило на далекой железнодорожной станции Акдала в послевоенные годы, сейчас помнят немногие. Бывшие работники станции, а ныне седобородые аксакалы говорят о событиях полувековой давности с неохотой и опаской. Среди них 84-летний житель г. Арыс Арипбек НАКИПОВ. Вернувшись с Великой Отечественной, Арипбек-ата работал дежурным по станции Акдала:
- Я уже забыл, какой это был год - 46-й или 48-й. Помню только, как к нам на станцию приехали военные. С генералом. Люди говорили, вроде из Москвы они прибыли. Разбили палаточный городок прямо в степи и стали рыть траншеи. С нами, местными жителями, не разговаривали. Для чего они к нам нагрянули - никто из нас не знал.

     Старожилы рассказывают, что военные работали быстро и слаженно. Очень скоро от станции в глубь степи были протянуты две железнодорожные ветки. В тупиках и шла основная работа. Здесь разгружались литерные составы, которые сопровождал усиленный караул. Все были в противогазах. Из местных жителей право приближаться к секретным вагонам имел лишь начальник станции Акдала Наби ДЮСЕБАЕВ. Его сын Байсеит Набиевич, которому сейчас за 60, вспоминает:
- Я был тогда пацаном. Над Акдалой стоял удушливый запах. Когда задувал ветер в сторону железнодорожного поселка, мать двери-окна наглухо закрывала, малышам лица тряпкой обматывала, но мы все равно задыхались, в горле першило, из глаз слезы текли. Сколько раз мать хотела узнать правду о том, что происходит в степи! Но отец молчал: он дал подписку о неразглашении. Однажды, находясь рядом с литерным, он упал в обморок. Лечили его военные медики.

     Сарсенбай КЕУТАЕВ в ту пору работал дежурным по станции. Железнодорожник говорит, что секретные вагоны с какими-то емкостями приходили на станцию 2-3 раза в месяц:
- Рядом с вагонами и по пути их следования стояли автоматчики. При любом приближении местных жителей к объекту солдаты кричали: "Стой! Стрелять буду!" - и направляли оружие в нашу сторону. Иногда было видно, как в глубине степи полыхало пламя. В эти моменты дышать было особенно трудно.

     Военные провели в Акдале три-четыре года, потом они внезапно снялись с места, оставив черные от гари участки общей площадью 195 тысяч квадратных метров и две разбитые машины. Местная детвора разбирала их по винтику, взрослые пытались докопаться до истины, пока не случилась беда - стадо чабана Шохана ДАУРЕНБЕКОВА забрело на выжженную поляну, после чего в течение двух дней все бараны сдохли. С тех пор акдалинцев обуял страх, а главное - здоровье многих сельчан стало стремительно ухудшаться. Старики и малые дети чахли. Из восьмерых детей Жайлау и Батпакуль Сарымбековых двое умерли, не дожив до трех лет. Бывший дежурный по станции, а ныне пенсионер Жайлау САРЫМБЕКОВ рассказывает, что до приезда военных в Акдалу в поселке жили сорок семей, сейчас осталось только десять:
- Военные в наследство оставили нам горе. Сейчас в поселке только четверо малышей живут. Люди бегут отсюда. Матери увозят детей, только старики доживают свой век.

     Может, никто бы и не узнал о беде Акдалы, если бы не откровения российского ученого Льва ФЕДОРОВА, опубликованные пять лет назад в одной из казахстанских газет. Президент Союза "За химическую безопасность" профессор Федоров рассказал, что под Арысью в 50-х годах прошлого столетия было захоронено почти все химическое оружие, оставшееся после Великой Отечественной. Это, по сведениям ученого, самое массовое на территории СНГ погребение люизита и иприта.

     После заявления Льва Федорова зашевелились южноказахстанские экологи. По их инициативе весной 2003 года на станции Акдала были произведены исследования, которые так и остались единственными. Военные специалисты по радиохимической и бактериологической защите из Министерства обороны РК опросили местных жителей, взяли на анализ грунт в предполагаемых захоронениях. Данные показали: в отобранных пробах почвы присутствуют мышьяк, свинец, алюминий, нефтепродукты. Предельно допустимые нормы здесь превышены в несколько раз, но радиоактивный фон оказался в норме. В документе, подписанном начальником санитарно-токсико-радиологической лаборатории в/ч 64615 майором СОЛОМКО, отмечено: "На основе анализа показаний местных жителей и результатов лабораторных исследований можно предположить, что в конце 40-х - начале 50-х годов могло иметь место уничтожение отравляющих веществ кожно-нарывного действия типа люизит методом сжигания. О чем свидетельствует определение в пробах мышьяка, алюминия, нефтепродуктов".

З.Ашимова, Чимкент
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments