af1461 (af1461) wrote,
af1461
af1461

Навстречу морозам - зимняя поездка 2006, дни 1 и 2

Ровно год назад, во время поездки в Новый Уренгой, я проникся своеобразным зимним очарованием нефтяных и газовых городов Югры и Ямала. Эти города, обычно невзрачные большую часть года, зимой расцветают огнями, на их площадях появляются замысловатые ледяные скульптуры, даже дома, стоящие среди высоких сугробов чисто-белого, невиданного в Москве снега, приобретают какой-то особенный, нарядный вид. Под впечатлением всего этого, я решил через год вернуться в те края.

Маршрут разрабатывался почти месяц – собиралась информация о транзитных пунктах, расписаниях, дорогах. Изначально я планировал проехать от Приобья до Томска, через Нижневартовск и Каргасок, но оказалось что дорогу между томскими поселками Александровское и Каргасок все таки не достроили и маршрут пришлось сократить. Еще одним фактором, повлиявшим на планирование маршрута, было желание воспользоваться услугами малой авиации в Свердловской области, причем пролетев максимально длинным ее маршрутом: от Екатеринбурга до Ивделя (линия эта, кстати, недавно отметила свое 40-летие).
Окончательный вариант маршрута выглядел так: Москва – Екатеринбург – Ивдель – Серов – Приобье – Нягань – Ханты-Мансийск – Сургут – Ноябрьск – Пыть-Ях – Нижневартовск – Стрежевой – Томск – Белый Яр – Томск – Новосибирск – Москва. Еще с лета у меня лежал авиабилет с неиспользованным сегментом Новосибирск-Москва, который я и переоформил на вечер 9 января – чтобы из аэропорта сразу не ехать на работу.
Сразу скажу, что окончательный маршрут получился несколько иным, причем первые сложности возникли задолго до выезда – оказалось, что все билеты на самолеты из Стрежевого или Нижневартовска в Томск на нужные даты были давно проданы. Пришлось брать билет Стрежевой – Новосибирск, причем на утро 9 января, отказываясь тем самым от поездки по линии Томск – Белый Яр. Да и на Екатеринбург нормальные, недорогие билеты на поезд были только на ночь с 1 на 2 января, самолет же Екатеринбург – Ивдель летает по средам, т.е. в данном случае 4 числа.

Выезжал я с Ярославского вокзала поездом Москва – Хабаровск. Билет оказался в прицепной вагон Москва – Улан-Удэ, который представлял собой тот необычный тип купейных вагонов, встреченный только на Восточно-Сибирской дороге: начинка аммендорфского вагона в тверском кузове. В 00.35 2 января 2006 г. поезд мягко тронулся, за окном поплыл ярко освещенная пустая платформа Ярославского вокзала. Поездка началась.
Почти всю дорогу до Екатеринбурга (33 часа) я поспал. Сказался и ломаный график работы в последние дни, и собственно новогодняя ночь. Просыпался и выходил из поезда всего три раза – в Шарье, Кирове и Балезино. В Шарье нас приняли на островную платформу, причем за 15 минут до графикового времени прибытия. Везде вокруг чувствовалось посленовогоднее запустение – даже бабушек с водкой и пирожками, обычно весьма назойливых на этой станции, почти не было. Через 10 минут после прибытия бдительный проводник стал загонять всех в вагон, хотя понятно было что раньше графика мы никуда не поедем (на Северной дороге это не принято). Проводник был настойчив, пришлось зайти в тамбур и продолжать лекцию о графике движения уже там, при закрытой площадке. Только через 15 минут разговора при неподвижном поезде до проводника начала доходить вся глубина его ошибки.
В Кирове я совершил традиционную, повторяющуюся при каждом проезде через эту станцию, прогулку на привокзальную площадь – за местным темным пивом. Надо сказать, что с торговлей в Кирове творится полный бардак – цены в киосках внутри вокзала, и на остановках общественного транспорта - в 30 м. от его дверей, различаются ровно в два раза. Сфотографировал расписание, удивившись очередному изменению графика на участке Киров-Яр-Балезино.
Само Балезино через 4 часа встретило окрепнувшим морозом. Попытки найти на ночной привокзальной площади автостанцию успехом не увенчались, для меня так и осталось загадкой – есть ли она в этом поселке. Зато на вокзале обнаружилось, что в расписании стали указывать поезд Верещагино-Балезино, причем под пригородным номером.
Незадолго до нашего отправления на соседний путь приняли поезд №14 С.Петербург-Омск, отличающийся одной интересной особенностью – в нем все проводники (во всех вагонах - !) были парнями. Как сказал один из них, вся эта бригада чисто мужская. Я не могу припомнить ни одного другого поезда дальнего следования, имеющего такую бригаду.

Разбудили меня незадолго до Первоуральска. За окном светило яркое солнце. Вскоре после остановки в Первоуральске проследовали станцию Вершина, около которой на откосе выемки четного пути прилепился небольшой обелиск – здесь проходит условная граница Европы и Азии. Здравствуй, Азия!
Вокзал Свердловск-пассажирский был традиционно многолюдным и шумным. На соседнем пути стоял все тот же поезд С.Петербург-Омск, обогнавший нас во время долгой стоянки в Перми. Диктор объявлял прибытие «попугая» Нижняя Тура – Свердловск, недавно запущенного вместо отмененного осенью местного поезда. Я прошел к старому зданию, в котором должен располагаться музей Свердловской ж-д. Как и год назад, все оказалось закрытым, не удалось попасть даже на площадь перед зданием, на которой стоят бронзовые фигуры железнодорожников различных профессий – начальника станции (с колоколом), проводницы (с чашкой чая), путейцев (с долотом). Пришлось ограничиться фотографированием всего этого через металлический забор.
Северный автовокзал города был набит народом до отказа. Он слишком мал для такого пассажиропотока, да еще и более трети полезной площади занято разными торговыми точками. Невозможно было в этой толпе даже сфотографировать расписание! В итоге я решил отложить его до вечера и спустился в метро, чтобы добраться самой южной его станции – «Геологической», недалеко от которой находится гостиница «Зеленая Роща», в которой еще из Москвы было забронировано место. В качестве альтернативы рассматривался вариант съездить в Челябинск и обратно, но по деньгам это выходило ровно столько же, а в Челябинск зимой ехать как-то не хотелось - ведь поездка планировалась в северные края, а не в лесостепь.

Гостиница оказалась бывшим «Домом колхозника», но уже большей частью отремонтированным. Устроившись в номере, я стал думать что делать дальше. Ходить весь день по Екатеринбургу не хотелось, по этому, немного подумав и посмотрев на карту, решил после прогулки съездить кольцом Екатеринбург-Первоуральск-Ревда-Екатеринбург, посмотреть эти промышленные города, а главное – собрать расписания их автостанций. Найдя на карте города немалое количество значков музеев (только значков – названий музеев на карте гортранспорта не было), спланировал весьма ломаный маршрут от гостиницы через центр к вокзалу, и в 11.30 московского времени вышел из номера.
Первая приятная неожиданность встретилась на перекрестке у метро «Геологическая» - вид на Екатеринбургский цирк, за которым возвышалась недостроенная телебашня. Причем сам цирк имел над основным зданием «фальшкупол» из железобетонных арок, а телебашня оказалась отнюдь не металлической, а немного напоминающей по конструкции нашу останкинскую «полукопченую». При этом вспомнилась случайно увиденная лет 10 назад передача про каких-то экстремалов-скалолазов, влезших на нее без применения страховки. Телебашня высотой метров 300, и представляет собой гладкую бетонную трубу. Однако.
Дальше путь лежал через небольшой сквер, подписанный на карте как «дендрологический парк-выставка». В сквере располагались теплицы, заваленный снегом фонтан, несколько памятников, но всего два выхода – причем оба в южной части. А так как мне надо было на север – в центр города, сквер пришлось пройти туда и обратно – он оказался обнесен стеной, которой могли бы позавидовать иные средневековые крепости.
На перекрестке улиц Радищева и Вайнера я увидел картину, которую нечасто встретишь в других городах – огромный жилой дом «лужковской архитектуры» в 20 с лишним этажей мирно соседствовал с полуразвалившимся деревянным строением, весь вид которого выдавал его желание быть побыстрее быть снесенным (чтобы не мучиться больше). На фоне этого небоскреба, домик выглядел не то что сараем, а скорее собачей будкой – настолько велика их разница в пропорциях и архитектуре.
Первые несколько музеев оказались или переехавшими, или закрытыми, или являющимися выставками картин. Запомнился плакат, возвещавший о выставке картин из Эрмитажа – тех самых, что во время войны были эвакуированы в Свердловск подальше от бомбежек и обстрелов.
Как выяснилось, городской музей разбросан на десяток филиалов и выставочных залов. Наконец, на углу Малышева и Добролюбова нашелся интересный для меня филиал – музей истории города. На время новогодних праздников он одновременно являлся залом для проведения детской елки, что в прочем не помешало осмотреть основную экспозицию, ничем особым не выделяющуюся кроме огромной коллекции старинных столовых и кухонных приборов из металла – изделий уральских заводов и кустарных мастерских. В фойе музея я провел довольно долгое время у киоска с краеведческой литературой, где наконец купил книгу «100 дней по Уралу» (о походе группы туристов за одно лето от Магнитогорска до Карского моря), а также неплохое издание «Природные памятники Екатеринбурга и его окрестностей».
Недалеко от выхода из этого музея располагается «Исторический сквер» - место, где почти 300 лет назад стоял Екатерининский завод, с которого и начался Екатеринбург/Свердловск. Судя по всему, из наших крупных городов по темпам роста он уступает лишь Новосибирску. Сам сквер оказался двумя полосами деревьев по берегам грязноватой, так и не замерзшей до конца речки Исети, с переброшенным через нее пешеходным мостом. На другом берегу располагались какие-то непонятные развалины, внутри которых обнаружился музей промышленной техники и градостроительства – площадка с натурными экспонатами: паровой машиной, паровым молотом, прессом, плавильным котлом и прочими механизмами без всяких табличек или надписей, а также пристроенное к развалинам современное здание с огромным холодным залом, внутри которого стоят стенды с видами и планами старых заводов, поселений, макетами зданий и прочей градостроительной атрибутикой. В частности, там была интересная информация о городе Невьянске, в котором расположена башня, специально построенная наклонной. Эта башня была сооружена в 1724-1725 годах Демидовыми под девизом «забьем баки Пизе» и представляет собой весьма забавный образчик архитектуры.
На северном краю сквера стоит старая водонапорная башня, внутри которой сделан не музей (как можно бы было предположить), а частный магазин сувениров. Около башни находится памятник отцам-основателям Екатеринбурга – Татищеву и Де Генину, перед которым в очередь выстроились желающие сфотографировать своих друзей/родственников на его фоне.
Этот памятник стоит уже на главной улице города, носящей (как несложно догадаться) название Проспект Ленина. На этой же улице расположена небольшая площадь с памятником Попову - изобретателю радио и главпочтамт с Интернет-кафе внутри, в котором я прочитал почту, посмотрел прогноз погоды и написал сообщение в форум КТП. Когда я вышел из здания, уже начинало смеркаться, так что надо было торопиться на вокзал – чтобы не обнаружить автостанции в Первоуралске и Ревде закрытыми раньше времени по случаю праздников.
Быстрым шагом я прошел по Проспекту Ленина до трамвайной линии, посмотрел на солидных размеров ресторан «Уральские пельмени» (да, да – именно ресторан), нашел трамвайную остановку и стал ждать трамвая. Надо сказать, что оттуда до вокзала идет только трамвай №32, а все остальные не доезжают одну остановку и поворачивают направо, на мост через железную дорогу. После прохода примерно 10 трамваев до меня наконец дошло что я что-то не то делаю, в результате чего я загрузился в ближайший трамвай, проехал до развилки и пошел к вокзалу пешком, попутно пытаясь фотографировать кроваво-красный закат над городом (что получалось довольно плохо из-за мешающихся троллейбусов).
На вокзале обнаружилось полное отсутствие билетов на «попугай» Свердловск-Пермь, в результате чего пришлось немного изменить план и поехать сначала в Ревду а не в Первоуральск (электричка туда отправлялась на полчаса раньше). В процессе ожидания пообедал в какой-то узбекской забегаловке прямо напротив вокзала, а затем отыскал киоск «Транспортная книга» (который, как выяснилось, в третий раз сменил дислокацию) и купил в нем расписание электричек.
Электричка Свердловск-Дружинино была «кругломордой» Эр-2 из первых нескольких сотен номеров. Как и во всех таких составах, печки под сидениями настолько сильно нагревали деревянную лавку, что на нее пришлось подкладывать газету чтобы не вертеться всю дорогу как уж на сковороде. Ехали в полной темноте, вагон был полупустой. Перед платформой Спортивная справа на горе Волчиха показалась ярко освещенная горнолыжная трасса, а на самой остановке в вагон вошла группа лыжников. Гора Волчиха является одной из главных вершин этой самой низкой части Урала, а сама трасса, как маяк, прекрасно видна с любой точки Ревды.
Вокзал в Ревде большой и грязный. Вопреки ожиданиям, автостанция оказалась на другом (южном) конце города, и туда пришлось ехать на стареньком составном «Икарусе», ползущим с черепашьей скоростью весьма замысловатым маршрутом. Автостанция оказалась очень маленькой и опять же грязной, напомнив немного Пучеж или Касимов. Мне повезло – последний рейс на Первоуральск ожидался через полчаса, за которые я сфотографировал расписание (что не вызвало абсолютно никаких эмоций у окружающих пассажиров), а также немного прогулялся по окрестностям. Три четверти рейсов, представленных в ревдинском расписании, были на Екатеринбург,
Автобус на Первоуральск оказался обычным ПАЗиком, в который кроме меня вошло человек пять. Все дорогу по Ревде водитель и кондуктор пытались вспомнить, на какой остановке в Ревде они должны останавливаться, а на какой – нет, в результате чего мы, видимо, проехали немало нужных остановок (если судить по оставшимся на них людям, ожесточенно махавших руками когда мы проезжали мимо).
Надо сказать что из Ревды в Первоуральск ведут две дороги – «западная», вдоль заводов и старых карьеров, и восточная – по московскому тракту на восток до развилки, и затем на северо-запад в Первоуральск. Я ожидал что мы поедем западным путем – но не тут-то было: на московском тракте автобус повернул направо. Мы проехали вдоль северного склона горы Волчиха, преодолели подъем-тягун и наконец повернули в Первоуральск. Перед въездом в город справа по насыпи, навстречу нам, с свистом пронеслась ускоренная электричка Первоуральск-Свердовск.
Автостанция Первоуральска выглядит посолиднее чем в Ревде – это уже специальное здание с нормальными перронами и навесом над ними. Она расположена в нескольких сотнях метров южнее железнодорожного вокзала. В ближайшее время электрички не ожидалось, так что я решил вернуться в Екатеринбург автобусом. На ближайший рейс (газель, не указанная в расписании) мест не было, пришлось взять билет на следующий (и последний в этот день) рейс 20.20 местного времени. Это оказался красный «Икарус-250», который на пути в Екатеринбург решил поставить рекорд скорости, в результате чего мы доехали за 45 минут с учетом многочисленных остановок в черте города.
Вечером на Северном автовокзале оказалось гораздо меньше народу, что позволило спокойно сфотографировать все расписание и многочисленные дополняющие его бумажки, висевшие на разных кассах. На посадке стоял автобус на Ивдель, у водителя которого я поинтересовался дневными рейсами из Ивделя на Североуральск или Серов. К моему огорчению, таковых он не знал, что рушило красивый вариант завтрашнего маршрута из Ивделя в Серов через Североуральск, Карпинск и Краснотурьинск.
В метро оказалось довольно много народу, в вагоне в очередной раз бросился в глаза тот факт, что в Екатеринбурге почти никто не стоит у дверей, прислонившись к торцевой части лавок – что для москвичей несколько необычно. От станции метрополитена, совершив несколько кружной маршрут в поисках продуктового магазина, я добрался до гостиницы, наскоро поужинал и лег спать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments