af1461 (af1461) wrote,
af1461
af1461

На Безымянной высоте...


Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат.
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте,-
У незнакомого поселка,
На Безымянной высоте.

Светилась, падая, ракета,
Как догоревшая звезда,
Кто хоть однажды видел это,
Тот не забудет никогда.
Он не забудет, не забудет
Атаки яростные те –
У незнакомого поселка,
На Безымянной высоте.
...


     Эту песню слышали многие. Написанная после войны, многими она воспринимается именно как песня военных лет - настолько сильно и четко передает настрой тех времен и событий.
     Почти все ее слышали, немногие читали текст, но мало кто из них обратил внимание на особенность текста - Безымянная высота пишется там с большой буквы, как имя собственное.
     Оказывается, М.Л.Матусовский написал песню по тексту своей одноименной поэмы, созданной в дни боев осенью 1943 года. Тогда, при наступлении на Рославль, части 139 стрелковой дивизии получили приказ занять высоту Безымянная, что в районе деревни с символическим названием Рубеженка, в окрестностях г.Бетлица Калужской области.

     Господствующая высота с отметкой 224,1 приобретала большое значение. Ее склон, обращенный к наступающим, был пологим, очень длинным и открытым, а местность в сторону противника с гребня высоты хорошо просматривалась километров на 8-10. Для врага отдать высоту означало отступить за Десну, к Рославлю, так как больше по-настоящему закрепиться было негде. Высота 224,1 являлась важным опорным пунктом гитлеровских войск. За глубину, разветвленность, насыщенность огневыми средствами и инженерными сооружениями фашисты назвали ее «валом».

     Бой за высоту с отметкой 224,1 разгорелся на подступах к ней и был жестоким и упорным. По приказу командира 718-го полка 2 стрелковый батальон, действовавший слева от идущего на запад большака, неожиданно зашел во фланг немецкому боевому охранению, стремительным ударом выбил фашистов из деревень Плотина, Новая и подошел к высоте.
     Высоту надо было брать ночью, так как ночной бой лишал противника многих преимуществ и позволял компенсировать недостаток людей, техники и артиллерии.
     Было решено создать ударную группу, задачей которой было внезапным ударом прорваться на высоту и обеспечить наступательные действия других подразделений полка. В состав группы вошли 18 добровольцев особого коммунистического отряда из Сибири под командованием младшего лейтенанта Евгения Порошина.

     14 сентября 1943 года группа направилась на выполнение задачи. Солдаты неслышно подошли к передней линии обороны противника, но были обнаружены. Пришлось вступить в бой. Противник был выбит из первой траншеи. Натиск сибиряков оказался таким мощным и неожиданным, что гитлеровцы растерялись, а когда начали приходить в себя, смельчаки уже заняли высоту. Однако следовавшая за группой рота не смогла соединиться: ее отсекли с флангов сильным огнем. Восемнадцать сибиряков оказались в огненном кольце. Начался неравный бой.
     Дальше события разворачивались трагически . Обнаруженные врагом сибиряки были со всех сторон окружены во много раз превосходящими силами противника. Восемнадцать приняли бой против двухсот.

     Утром наши войска овладели высотой. В ночном бое, сковав значительные силы противника, они дали возможность основным силам своих нанести врагу решающий удар с флангов и отбросить за Десну. В песне поется: "Нас оставалось только трое из восемнадцати ребят". Лишь в этой цифре поэт не был предельно точен. Из 18 сибиряков всего лишь двое остались в живых - сержант Константин Власов и рядовой Герасим Лапин. Раненые и контуженные, они чудом спаслись - Власов попал в плен, оттуда бежал к партизанам; Лапин был найден нашими наступающими бойцами среди трупов - пришел в себя, оправился от ран и вновь воевал в составе 139-ой дивизии.
     Героев похоронили там, где они дрались, - на высоте у развилки дорог. На могиле боевые друзья поклялись отомстить за гибель товарищей. Отсалютовав, полк ушел за Десну.


У песни есть и малоизвестное продолжение, реквием группе Порошина:

Здесь словно чудом сохранилась
С далеких незабвенных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.

И лес осенний и высотка, -
Все так, как было в том году.
Мне кажется, что здесь живыми
Я всех порошинцев найду.

Ошибся, видно, писарь ротный,
Бумажку выписав свою.
Они и нынче с нами вместе,
И нынче числятся в строю.

Они стоят в своей бессмертной,
В своей нетленной красоте, -
У незнакомого поселка,
На Безымянной высоте.


По материалам
http://koipkro.kaluga.ru/material/history.htm
http://koipkro.kaluga.ru/material/memory.htm
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments